Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
22:29 

Несколько заметок.

Лекарство, что стоит тысячу монет, растёт у самого плетня
23:28 

Лекарство, что стоит тысячу монет, растёт у самого плетня
От желания рождается усилие. Но бывает, что ...

@темы: Tranquillizer, Консервация чувств

20:12 

Лекарство, что стоит тысячу монет, растёт у самого плетня
Ни одна кошка не способна заменить собаку.

@темы: Tranquillizer

21:18 

Лекарство, что стоит тысячу монет, растёт у самого плетня
Неба нет. Вместо него – небелёное льняное полотно от края до края, землю запеленали им с заботой, какую только может выразить новорождённому ребенку мать. Дождь идёт с обеда, то впадая в ярость, то отступая, затихая. Неспешная морось позднего октября прописалась, смешно сказать, во вторую неделю осени. Зябко. Хотя, с природным дисбалансом успешно борются зимние шерстяные носки и двое штанов поверх друг друга.
Дорогу размыло. Недавно разровненный песок набух, смешался с землёй, резиновые сапоги уходят в него чертовски нежно, как в трясину. Отравленное ощущение: участки посёлка отвоёваны у леса и болота, они отступают дома со всех сторон, выйди за линию улиц – попадёшь в другой мир. И сейчас этот другой мир захватил землю и не отпускает, шепчет от земли снизу вверх, так, что слова растекаются по ногам к запястьям, а дождь берёт выставленную из кармана руку, держит, вторит вслед: не твоё, уходи, отдай, оставь. А если останешься, так и вовсе отступишь когда-нибудь вслед за смертью, ибо роскошные равнины всё равно порастут древесными семенами, так же, как это происходит сейчас с заброшенными участками. Срок леса больше, лесу незачем торопиться.
Но и лес, тем не менее, стал мягче. Ушёл ритмичных треск тонких сухих веток, невысокая зелень беззвучно и незаметно проглатывает ногу, будто и не приходил сюда никто. Дождь в лесу воспринимается лучше, обширнее, как если б гитарное соло вдруг сменили на симфонический оркестр. Верхушки берёз колышутся где-то глубоко вверху размазанной графикой поверх седого сумеречного неба, неторопливо и лениво, в ритме волн, прибивающих пену к берегу. Смотреть на них можно бесконечно, закутавшись в брезентовую куртку и неловко застыв песчинкой в рудной клетке леса, дыша вместе с ним – дождём.


@темы: Tranquillizer, Консервация чувств

22:13 

Лекарство, что стоит тысячу монет, растёт у самого плетня
Коллега пил чай. Когда чайные листы, отдав напитку вкус, разбухают в воде – они тонут, верно? Пакетик с чаем поплавком покачивался на поверхности: пирамидка из пластиковой сеточки, чаинки давно опустились на дно своей клетки и только её острый треугольный кончик упрямо виднеется из-под воды посреди кружки, будто верхушка айсберга, будь чайная кружка северным океаном. Незначительный островок над водной кромкой и необъятное пространство, скрытое под ней. Айсберг. Айс берг. Ледяная гора, дрейфующая где-то за многие мили отсюда, которой, всё же, можно коснуться, если нахально протянуть руку через всю плоскость стола. Бульк.
Все мы в той или иной степени айсберги: наши спрятанные на глубине чувства так же безжалостно крушат направленные к нам корабли чужих стремлений.
До Скандинавии, в сущности, подать рукой.

А еще мы неумышленно бываем зеркалом для другого человека, отражая ему всё то, что он неосознанно отпустил в мир. И человек смотрит на свой образ, в свой образ, и окружают его мириады его отражений. Каждый из нас – лишь зеркало для находящихся вокруг, а все мы – просто декорация для кого-то одного.

"Dudeldrum" будут играть в эту пятницу на Бу-фесте, вход свободный boofest.gviz.ru/actions/102 На их сайте есть два альбома в свободном доступе.

@темы: Консервация чувств

23:58 

Лекарство, что стоит тысячу монет, растёт у самого плетня
23:45 

Заметки о путешествии, март 2011

Лекарство, что стоит тысячу монет, растёт у самого плетня
Память – странная штука, сито сознания: события копятся, падают внутрь, просеиваются, не зацепляя. В памяти остаются единицы – нелепые случайности.

@темы: Бабушка, Консервация чувств, Музыка

21:43 

Лекарство, что стоит тысячу монет, растёт у самого плетня
***Каждой книге – свой срок.

***Медицина соткана из единообразных примеров. При встрече с неизведанным она выказывает ту же реакцию, что и маленькие дети, когда их застают врасплох, – ступор. В этой ситуации бездействие выступает джокером. И, всё же, даже у неизвестности есть стоимость. Ценою в жизнь, как правило; ту, которую захочешь спасти.

@темы: Tranquillizer

20:03 

Лекарство, что стоит тысячу монет, растёт у самого плетня
Метро. На пересадочной станции вагон стремительно заполняется, пассажиры стоят плотно, в два ряда. На крайних сиденьях длинной скамьи общаются женщины, обеим далеко за пятьдесят. Та, что с краю, грузная матрона в одежде оттенков серого вдруг поднимается и, ухватив кого-то за рукав через три сиденья, настойчиво тащит к себе. В скоплении людей рассмотреть, что за манжету тянут бабульку с клюкой – скрюченная, как вопросительный знак и трость такая же – удалось лишь после того, как она заняла предложенное место. Старушка низенькая, что древний корень, как женщине удалось её увидеть, непонятно; однако, она смогла. Хотя у самой сильно опухшие ноги, и кожа на суставах выпирает из прорезей туфли, и молния расходятся на пятках.
Казалось бы, тот, кому нужны забота и тепло, может поймать их и не отпускать, но он, словно факел в стужу, передаёт необходимое другому.

Так странно. Есть люди, которые не меняются.
Мы знаем друг друга много лет, и за это время меня успели переварить несколько раз, я рассыпалась в мелкие осколки и вытачивалась заново, и мало что осталось во мне теперешней от меня прежней. А этот человек не стал иным. Другие одежда, имидж, профессиональные навыки, количество и качество увлечений, но отношение, цели, поступки и их мотивация всё те же.
И это странно. Как будто пропасть в долгие несколько лет, а это – почти бесконечность событий, я преодолела напрямую, насквозь, по воздуху, и прошла её одна, и теперь мы стоим на разных её берегах. И я не хочу возвращаться на знакомые земли. Стою по другую сторону и хаотично соображаю, есть ли во мне сколько любви, которая даст пролиться терпению, которое способно эту возникшую пропасть затопить.
Или вот ещё бывает, что из всех изменений человека не затрагивают внешние. Прорву лет назад женщина была прекрасна и свежа. Прорву лет спустя меня встречают та же причёска, то же лицо без малейших изменений и та же – совсем та же! - красота. Бессменная.
Бессмертная.
И отчасти это как-то даже пугает.

Отсутствие выбора – тоже своего рода выбор.

@темы: Tranquillizer, Консервация чувств

22:53 

Лекарство, что стоит тысячу монет, растёт у самого плетня
Вечер. На небольшой вымощенной площадке лианы трамвайных путей собираются в кольцевые узоры, металл откликается золотом на заходящее солнце, его лучи крошатся о рельсы карандашной стружкой. Вагончики скользят равномерно и плавно, словно спят. Трамвай добирается из низины до места посадки, и толпа упруго сжимается, готовая хлынуть по ступеням в узкий проход гречей сквозь пальцы, торопясь успеть, будто и вовсе можно не успеть и опоздать, и этот трамвай – и правда последний. Его ведёт шикарная женщина лет двадцати семи, чьи волосы вьются в уложенной причёске, а макияж подчёркивает глаза. Её ногти длинны и сияют перламутром, а в лазурно-синем платье искрятся серебряные нити.

Мой взгляд стёк по туфлям-лодочкам цветом в платье и бездумно зацепился на набойке каблука сантиметров в восемь. И всё. Остановилась на ступенях и потерянно смотрю на каблук. В этот момент девушка слегка качнулась на каблуке назад и надавила на педаль. Трамвай тронулся, меня отнесло на поручень и завалило на пассажира впереди.

Условности прорастают из головы в реальность, как трава пробивает бетон. Но протяни руку, попробуй дотронуться - и она пойдет сквозь. Потому что их не существует.

По сути, не так уж и важно, свидание ли у прекрасной водительницы трамвая, день рождения, привычка ли это или самоуважение. Мне просто было приятно, что трамвай, в котором я еду, ведёт такая красота. Будто и впрямь – только для меня.

@темы: Консервация чувств, Музыка

22:53 

Лекарство, что стоит тысячу монет, растёт у самого плетня
Если хороших мест не осталось, а свободные не подходят, значит, пришло время проложить дорогу к новому, своему месту.

@темы: Tranquillizer

22:17 

Лекарство, что стоит тысячу монет, растёт у самого плетня
"По волнам моей памяти...

Мне 4 года, рядом со мной двоюродная сестра Катя, а сейчас я в Японии, а она в США и у нее тоже трое детей и мы уже не виделись давным-давно, чуть ли не с самого детства. Ну а из детства той поры в памяти остались огромные, со сковородку лещи, которых ловил дедушка, мерное скрипение уключин лодки, толстые и упругие камыши, которыми можно было дубасить друг друга, пока они не лохматились и из них не летел белый пух, ряска на воде и кувшинки. Сочные, сбитные желтые кувшинки на упругих стеблях. Не нафуфыренные яркие цветочки, а вот такие, сжатые в прочный кулак...

Мне хотелось нарвать букет из кувшинок, но они не поддавались и всё время старались вытащить меня из мерно проплывающей мимо них лодки и утянуть на глубину, словно коварные русалки. Только успевай отпускать их, пока не вывалился за борт. Я всегда уходил домой с добычей, однако дома кувшинки жить не желали и на следующее утро неизменно увядали...

Были огромные, залитые солнцем, земляничные поляны, где мы собирали крупную лесную землянику. Обычно я съедал земляники больше, чем клал в корзинку. А то, что приносили домой, перетиралось с сахаром и на следующее утро попадало мне в кашу. И была темная чаща, в тени которой прятались кусты с черникой. И этой черники было неимоверно много, так много, что даже если есть ее не переставая, всё равно еще можно было набрать целое ведро. А потом на заднем дворе на медленном огне варили, перемешивая ягоды с сахаром, черничное варенье в огромных тазах для стирки белья и заливали им пузатые трехлитровые банки.

Даже удивительно, сколько запахов, чувств и ярких красок могут донести слегка пожелтевшие от времени черно-белые фотографии..."

(с) mishajp.livejournal.com/1154332.html (снимки!)

Наверное, у каждого из нас есть такие фотографии, свои фотографии.

@темы: Цитаты

22:10 

Лекарство, что стоит тысячу монет, растёт у самого плетня
Утро, людный пешеходный переход у неработающего выхода метро. С обеих сторон «зебры» будто запруды движения понемногу собираются люди, сбавляют ход осторожные автомобилисты. Электронные часы светофора отсчитывают время до зелёного сигнала. Когда к переходу дохожу я, вспыхивают красным семьдесят секунд. Минута покоя посреди урагана сует.
Кто-то не намерен ждать, бросается на другую сторону, лавируя между транспортом.
- Вот, мерзавец. Зашибут ведь, - прокомментировал стоящий слева мужчина своей спутнице, обоим чуть больше сорока. – Теперь можно.
Он утягивает женщину вслед, и они вырываются вперед, потом отпускают руки, теряются за машинами, киосками.
До открытия перехода остаётся тридцать секунд ожидания.

Аллея рядом с остановкой общественного транспорта. Вечер, распускаются сумерки, солнце накатывает лавиной – так же неспешно и неотвратимо; тени падают тяжело, ломаются копьями об асфальт, оседают рыжей пылью на листве.
По дороге прогуливается мать с двумя малышами. Девочка лет пяти носится вокруг, держит в руках небольшую пластиковую бутылочку, изредка делает глоток. Женщина катает малыша на детском велосипеде с длинной ручкой позади для взрослого человека.
Нарезая очередной круг, девчушка подбегает к брату и вдруг бдыщь его по голове бутылкой с остатками газировки. Силы-то в детской руке всего ничего, удар по касательной, почти вхолостую, но малыш аж оглянулся на сестру, переводит взгляд на маму, в больших светлых глазах не по годам тяжелое раздумье - заплакать или не стоит.
Женщина прониклась сразу.
- Света, ну, что ты творишь, что творишь? Насмотрелась мультиков «Том и Джерри»… - потрясала она над Светой Светиной же рукой с бутылкой. Жидкость опасно пенилась на дне.
Дети – губка. Впитывают всё, равно хорошее и плохое. Отрицательное запоминается легче, быстрее.
Подчас же сложно заметить, как же, когда поведение стало обыденным, привычным, а привычка обратилась в яд, ибо залегает глубоко и разъедает изнутри.

@темы: Консервация чувств

00:00 

Лекарство, что стоит тысячу монет, растёт у самого плетня
Воздух прохладен, словно чешуя, и густ, как кисель, и влажен, что непролившиеся слёзы. Дождь застыл между небом и землёй холодцом, он опускается на лицо неровными слоями, широкими складками, как драпировка - на авансцену. Туман стар, и потому касается век последним; спускаясь с высоток неторопливо, он тщательно и заботливо застилает всё вокруг. Небо - один огромный млечный путь в неизвестность.
На влажных, лакированных ветвях скопились капли дождя, набухли вместо почек. Держатся, не спадают, переливаются, как жемчужины на спутанных чёрных нитях, как извлечённая из закромов давняя, но памятная драгоценность. Бывает, их собирается много, и тогда гирлянды стягивают ветви плотно, рядами, будто красавицу на выданье.
Одев лучший наряд, природа терпеливо ждёт торжественное событие – весну.

@темы: Консервация чувств

21:29 

Лекарство, что стоит тысячу монет, растёт у самого плетня
Девочка становится девушкой, когда одевает каблуки. Но для безвозвратного преображения только их мало. Быть может, что оно и вовсе не произойдёт.

@темы: Tranquillizer

21:28 

Лекарство, что стоит тысячу монет, растёт у самого плетня
«Смотри, - говорит мама, - как там темно».
Трасса по-весеннему суха и чиста; снега нет ни на обочинах, ни на расположенных вблизи дороги пушистых елях. Но за придорожными деревьями, как за рёбрами – в грудной клетке, внутри, в лесу земля, будто пирог, покрыта блестящей глазурью и снег громоздится на хвойных стопками выбеленных широкополых шляп-каса, и кажется издалека, будто притаились за леском бессчётные тысячи едва различимых пагод, ускользающих от взгляда там, где властвуют лишь два времени суток – ночь и сумерки.
Лес, словно чопорная девица, не торопится обнажаться раньше срока.
Вглядываемся в его тёмно-агатовую живую глубь, как во тьму сердца.

@темы: Консервация чувств

20:39 

Лекарство, что стоит тысячу монет, растёт у самого плетня
«Капли дождя, беспрерывно сбегающие по запотевшему стеклу, прокладывают бороздки, вроде маленькой тропинки в снегу.
Металлическая природа, заросли печных труб, цинковые крыши светлее озер, проёмы слуховых окошек, похожие на жерла пещер, город, почти весь ушедший под воду до самых труб из красного кирпича, потоп под тусклым солнцем тоже кирпичного цвета, целый призрачный подводный мир, видный из запотелых окон в дождливый день.
» (Жюль Ренар, «Дневник»)

@темы: Музыка, Цитаты

22:03 

Лекарство, что стоит тысячу монет, растёт у самого плетня
Будущее – почва для прорастания надежды. Хорошо, что по умолчанию оно, может, и предопределено, но нам доподлинно неизвестно, иначе жить было бы мучительно.

Старые друзья все равно что старые вина: со временем и те, и другие становятся только лучше.

@темы: Tranquillizer

21:54 

Лекарство, что стоит тысячу монет, растёт у самого плетня
Луна – белый изгиб пера, утонувший в глубине аквамаринового неба, чистого и прозрачно-бездонного, словно заснувший океан.

@темы: Музыка, Консервация чувств

22:57 

Лекарство, что стоит тысячу монет, растёт у самого плетня
Иногда день пролетает просто, быстро и легко, как легко оторвать листок календаря и смять аляповатую обёртку, не почувствовав толком вкус конфеты.
Р-раз - и покоя больше нет. Поток, что вдруг негаданно зацепил, вобрал в своё чрево тебя, постоянно изменяется, несётся сломя голову со скоростью не мысли - звука. Везде сплошное движение, вокруг и внутри. Ты - песчинка на свету, частица солнечного ковра, что изредка треплет ветер. Песчинка, лениво перекатываемая в пальцах воздуха, искрящаяся бриллиантовой россыпью.
Увлекаться так волшебно.

@темы: Консервация чувств

Дорога из хлебных крошек

главная