Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
19:28 

Лекарство, что стоит тысячу монет, растёт у самого плетня
Лес замер, затаился, выжидательно наблюдает за случайными гостями. Сизый бархат неба упал на жемчужный подол дороги, весь в изящной вышивке покуда хватит глаз - переплетении деревьев, пойманных в сердце льда, словно в сталь, убранную в ножны из белого пуха, рвущуюся в бой, поющую на ветру. Мы – скудный бисер на полотне, маленькие точки на пути в белую бесконечность.
Японский садик тоже спит, закрыт, замкнут оградой. За ней – нереальность, скользящая по рельефу оврага, центр мира, сон зимы, что распахивает душу и вытряхивает наизнанку.
Снег повсюду: он сыпется мерным, неторопливым водопадом сахарных шариков, хоть подставляй руки, он повис гирляндами сосулек на ветвях, он обнимает пруд, ластится к беседкам, и дорожки когда-то тоже были его, а сейчас аккуратно расчищены человеком, который доверяет людям и верит в людей.
Толщина снежного покрова хорошо, если не выше колена, ширина расчищенной дорожки – около тридцати сантиметров, и мы ступаем осторожно, скользим по тропе, оставленной не нами, по маршруту проложенному не для нас, где нельзя свернуть и не нужно сворачивать, а можно только остановиться. Снег коварен: следы прячет тонкая плёнка, почти вуаль.
Перекинутый мост – апофеоз хрупкости. На перилах разлёгся снежный воротник размером с ладонь. И там, наверху, всё еще взбивают снежную перину, вытряхивая искрящееся конфетти.
- Снег падает так… - Я начинаю говорить и не могу: от совершенности действа останавливаются мысли и слов больше нет.
- Так, как это должно бы быть, - выручает Т.: её взгляд чист и мудр, улавливает простоту сложных вещей без усилий, легко, вместе с дыханием - и незаметно. А я замечаю, потому что рядом.
Снежинки ложатся одна к другой так ровно, тонко, точно и неуловимо-небрежно, что, чувствуя свою грубость и незначительность, отчаянно хочется не спугнуть, не повредить тщательной работы, чтобы снег падал и падал, падалипадал, падалипадалипадал…
И только заключившись в клетку беседки, я смогла отрешиться и собрать-вспомнить себя, сосредоточиться и подобрать слово для увиденного – «безмятежность».

03.01.2011 в 18:48
Пишет леттипяя:

tyst nu


URL записи

@темы: Консервация чувств, Сад

22:06 

Лекарство, что стоит тысячу монет, растёт у самого плетня
Трёхцветные гирлянды по-новогоднему обвивают мост, словно ёлку. Прожекторные лампы расцвечивают тёмно-лазурное небо золотистыми светлячками. Сам мост, перекинутый через Москву-реку, будто бы пёстрая, сказочная рыба-кит, антрацитовое, бездонное брюхо которой с лёгкостью подминает под себя дорогу со всеми машинами, троллейбусами и пешеходами. Я спускаюсь сверху вниз по «рыбьему гребню»-тротуару. Здесь, наверху, веселится по-над водой ветер, гоняет шаль снега на множество километров вокруг. В городе зима.

@темы: Консервация чувств, Музыка

20:28 

Лекарство, что стоит тысячу монет, растёт у самого плетня
22:02 

Лекарство, что стоит тысячу монет, растёт у самого плетня
Ноябрь. Тепло из окружающего мира беззвучно перебирается в душу, и явь теряет порядок и четкость, становится сном.
Недвижный воздух собирается в П-образном дворе, как в колодце, отстаивается до влажности и бархатистой затхлости. Перламутровое небо сыпется бисером мороси на стальную землю.
Из окна я вижу двор, наблюдаю, как родители садятся в машину и уезжают. Вижу шумную компанию соседских мальчишек, наших прогуливающихся бабушек, что дежурят на лавочке у подъезда, вижу девушку, выгуливающую собаку, напротив моих окон.
Я узнала пса. Его сложно не узнать и легко спутать с шелти, если б не мех средней длины с коротким, не пышным подшёрстком.
Мы живем с ней в соседних подъездах, учились в одной школе на протяжении многих лет и, идя к метро, раз за разом, неловко, путано, случайно я ловлю в поле зрения её силуэт, очертания лица, каре прямых волос.
Мы так близко, совсем рядом, что протяни руку - и схватишь за ладонь, и в то же время далеко-далеко, не дотянуться.
Я смотрю, как пёс перебегает по диагонали детскую площадку, его хвост радостно сворачивается калачиком в ожидании хозяйки. Если прижаться вплотную, то окно выпадает из видимых границ, становится аквариумом, стекло превращается в тонкую плёнку меж прослойками застывшего воздуха, и я чувствую, что и сама застываю, скована, поймана, словно в вязкую смолу, которая со временем станет янтарём.

Download Michiru Ooshima - Setting Sun (По клику открывает новое окно и начинает играть)


 

@темы: Нити звуков, Консервация чувств

00:01 

Лекарство, что стоит тысячу монет, растёт у самого плетня
"Танкисты оттянулись с фронта в деревушку, только вчера ставшую тылом. Снимали ботинки, окунали ноги в траву, как в воду, и подпрыгивали, обманутые травой, и охали, и хохотали, – трава щекотала и жгла их разопревшие в зимних портянках рыхлые ступни..." (с) рассказ "Послевоенный суп", Радий Погодин

Читался в "Часе короткого рассказа" на Радио "Звезда". К сожалению, на сайте не выкладывается ни список прочитанного, ни записи. Жаль: чтение было запоминающееся.
Впечатлил стилем письма и глубиной идеи. И правда, где же была война?..

@темы: Цитаты

22:59 

Лекарство, что стоит тысячу монет, растёт у самого плетня
"Бывает так, что живешь в родительской хрущевке и осознаешь, что врожденная обыденность и пошлость всего окружающего - это то, что не дает тебе развиваться. Грязные маршрутки, дорогие кредиты, маразм повсюду, крылья расправить некуда. Страна угнетает необходимостью ежедневно преодолевать препятствия и бороться с судьбой, которая вроде как у всех одна, однообразная и серая, с майонезом "для тех, кто хорошо женился". И спишь и видишь, что вот бы уехал туда, где безопасно, чисто и все улыбаются, вот там бы ты зажил как следует, и где все для людей.
А бывает так, что сидишь в другой стране, красивой, пусть даже и в Японии, в немом одиночестве, и воротит от всего: от продуктов, от образа жизни, от того, что дети в детском саду не спят и мерзнут. Никакие бонсаи не радуют, все обрыдло до невозможности, и так хочется борща и вареников. Но уехать не можешь, так как семью не разлучишь, а муж все-таки важнее, так как на нем все.
Или еще бывает, что тебе под 50, и живешь ты на чемоданах, не в состоянии спланировать ближайшие пять лет, так как каждой визе приходит конец, а продлится ли она - неизвестно. Сегодня работа есть, завтра тоже, а вот послезавтра - уже туманно, и в России ни стажа, ни пенсии, и связи растеряны.
Или живешь там, где хочешь, никого не ущемляя и ничем не жертвуя, и только одного не хватает - детей, например, и от этого все бонсаи и ананасы в шампанском кажутся какими-то вяловатыми, и зависаешь между спортзалами и магазинами, живешь самой что ни на есть завидной жизнью - а куда пустоту деть, непонятно, и вся красота и прелесть иностранной жизни как-то приглушаются и сереют для тебя, хотя они по-прежнему ярки и манят других.
И получается, что у каждого своя тюрьма, и люди равномерно счастливы или несчастны независимо от того, в какой стране живут и сколько у них денег и возможностей."
(с) melon-panda.livejournal.com

@темы: Цитаты

22:48 

Лекарство, что стоит тысячу монет, растёт у самого плетня
Полдень, метро, сильно заполненный вагон несется к центру. Моё место - посередине длинного сиденья; взгляд бездвижно отслеживает названия станций в противоположное окно.
В вагон заходит мужчина, навскидку пятидесяти пяти-шестидесяти лет. Тучная фигура, рыхлая кожа лица, испещренного морщинами, одежда походного кроя, болотных оттенков. Встаю, уступая место. Не пускает, смеётся. Шучу в ответ, роняю, дескать, на следующей мне всё равно на выход.
Он достигает меня у раскрывшихся дверей и пару минут до перехода мы идём в одном темпе, пока меня не уносит поток толпы.
- Сколько мне лет, знаешь? – Продолжает шутливо.
- Нет, - все еще смеюсь, закрываюсь смехом, как маской: мне, интроверту, неловко, что он не оставил меня. Природная подозрительность вкупе с чувством неладности берут вверх, и я начинаю огибать людей с отдалённой от него траекторией.
Он выше и сильнее - его хватка на моем предплечье оказалась на удивление цепкой, когда там, в вагоне я попыталась уступить место. И он легко следует за мной.
- Мне сорок три… Не угадала, а? Выгляжу моложе? – Он расхохотался резко, пронзительно, колкими осколками мне в спину.
Мысль застыла вместе с улыбкой, я мчусь по лестнице, лавируя интуитивно, годами отточенным навыком. И только остановившись на эскалаторе, я испугалась.

@темы: Консервация чувств

19:17 

Лекарство, что стоит тысячу монет, растёт у самого плетня
Жизнь - это многоцветное го на бесконечной доске.

 

@темы: Tranquillizer

19:13 

Лекарство, что стоит тысячу монет, растёт у самого плетня
Не так давно была в торговом центре. Спонтанно и несобранно, в руках - список необходимого и - неожиданно - свободное время в кармане бряцает с ключами и деньгами.
А когда вышла с покупками – обомлела.
Из вскрытого горизонта синтепоновыми шариками расползается темнота, сапфировую подкладку туч размывает дождь. Облака – линялые лазурные нити, рваная кремовая шаль – тянутся редко и долго, расстелены низко: подпрыгни – захватишь рукой. Парковка относительно пуста и, стоя на склоне, видно далеко, сквозь трассу и парк, как сверкает на солнце кафель панелей ближайших высоток - строй карт, политых жидким золотом. Растянутые по дороге и отрезку леса линии электропередач вместо проводов сегодня окутаны янтарными нитями. Над мостом пешеходного перехода прогнулись две изломанные радуги, предлагая вместо другой стороны прийти в небо.
Никогда не знаешь, где встретишь чудо. Иногда достаточно просто поднять взгляд в предгрозовое небо.

@темы: Консервация чувств

20:54 

Лекарство, что стоит тысячу монет, растёт у самого плетня
"Плохо качку переношу.
Бьёт в скулу. Барахлит машина.
Шумно на море – от Шумшу
Аж до южного Кунашира.
В шторм, короткий как каратэ,
В долгий штиль на пологой зыби
Шхуны, сейнеры, СРТ
Ищут рыбу, стоят на рыбе.
Дождь с кутца. Скользких роб шафран.
Борт о борт чуть не трётся кранцем.
…Приближается Шикотан:
Пахнет море кедровым стланцем."

(с) Пушмин Альфред Николаевич, г. Хабаровск

(с) Изображение с фликра - всё, что помню об авторе

Где находятся Шумшу и Шикотан

@темы: Стихи

20:42 

Лекарство, что стоит тысячу монет, растёт у самого плетня
Сосед принёс бабочку.
Он держит опавший выцветший листок аккуратно, на кончиках пальцев. Давай, говорит, ладонь, а когда я протягиваю руку, оказывается, что «листок» существовал только в моём воображении: изнанка треугольных сомкнутых крылышек – бурые, как трещины в берёзовой коре - отливает бархатным перламутром, а их обладатель вместе с пушистым тельцем покрывает ладонь почти поперёк. И лежит на ней поникшим парусом.
- Чего это с ней, - спрашиваю, перекатывая бабочку на другой бок.
- Так ведь осень же, они спать готовятся.
- Но ведь тепло еще…
- Так это днём. А ночью и до шести температура опускается, для них уже холодно, вот и впадают в спячку. Гляжу – лежит на фундаменте, почти у входа. Чего это она, думаю, места получше не нашла? Ты согрей её - она отогреется, полетит.
Как же отогреть, размышляю, то ли раздавишь ее, то ли сдуешь. Невесомая, хрупкая жизнь на моей раскрытой ладони. Маленькая, мельчайшая по сравнению со мной, но жизнь, жизнь! Живое создание со своей линией дней и впечатлений, опытом, характером и предпочтениями. От того, насколько легко эту жизнь можно разрушить, мне становится дурно.
Застыла, дышу, низко, медленно, осторожными вдохами.
Поначалу её движения настолько малы, что я скорее понимаю, что она жива, чем нахожу доказательства, бессознательно, без оснований, фактов и выводов, но – точно знаю, на уровне чувств. Парадокс ситуации останавливает мысли, и я просто наблюдаю, как во сне, замерла посреди сцены бездвижным и безмолвным зрителем.
Тонкие иголочки-лапки отделяются от брюшка, изламываются в каркас. Бесцветные крылья сменяются красочными, раскладываются, расширяются, распускаются бутоном в два фиолетовых глаза по бокам ржаво-рыжей «морды». Бабочка тут же вспархивает, резко подхватывается с ладони, уносится зигзагами, пропадает из виду – торопится до вечера найти другое место для сна, спокойное и безветренное.

@темы: Консервация чувств

14:41 

Лекарство, что стоит тысячу монет, растёт у самого плетня
"Рисовать.
Взять перо и бумагу. Нагнуться над ее белоснежным сиянием.
Застыть в нерешительности. Задуматься и наконец, преодолевая сопротивление внутреннего страха, вдруг неожиданно прикоснуться пером к
бумаге.
Это первое прикосновение, как стук в дверь к самому Господу Богу. Вы еще не знаете, возможно ли, что вам откроют дверь. Вы не знаете, что будет за ней.
Перо дрожит в руке. Дрожит душа.
Вдруг дверь распахивается. Вас пронзает яркий свет. Перо само начинает скользить в белом тумане сновидения.
Чудо состоит в том, что полет пера рождает образы. Ивы видите, как наяву, каких-то удивительных людей, предметы, формы, цветы, птиц, облака. Вы видите удивительную глубину пространства, уходящую далеко за пределы горизонта. Вы стремительно скользите в эту глубину на белых парусах.
И вдруг снова все неожиданно исчезает, видно только линии - прямые, скользящие, прерывистые - на белой плоскости бумаги. Нет никакого изображения. Есть только след какого-то полета или танца, какая-то вязь штрихов, заблудившиеся точки. Теперь они приближаются к вам, как стая птиц, как бурелом упавших деревьев, пронзают вас со всех сторон, и вы оказываетесь внутри рисунка на автостраде проносящихся мимо линий, едва успевая увертываться от их пронзающего удара.
Потом снова все меняется. Пространство превращается в плотную п.юскость листа бумаги, а вы сами удаляетесь от его поверхности так далеко, что все линии исчезают, и видите только бесшотные тени немого кино сна. Какие-то изображения, которые скользят в тумане, протягивают к вам руки, что-то говорят вам, зовут шги заставляют вспомнить. Вибрация земного и небесного, черных линии и бесплотных видений сна. Двоякая природа таинства графики, литургия творчества рисунка, ненасытная жажда превращений, уход в иной мир, где Творец дал вам возможность поиграть в его собственные игры.
Сколько продолжается зта завораживающая вибрация двух миров в сомнамбулическом состоянии творчества, невозможно осознать. В нем нет ни нача.%а, ни конца. Непонятно, то ли вы действуете, то ли вы застыли в созерцании.
Что же вы видите в зтом сне? Что-то очень важное, какую-то загадку и ответ. Какую-то притчу, иносказание. Что-то очень важное. Какое-то событие, которое нельзя рассказать, но которое случилось с вами. Забьиось и теперь вновь вернулось к вам. Не.ювкое движение - и все прекращается.
Вы сидите в комнате, перед вами стол, на столе бумага. За окном снег. Рядом хаос неприбранного завтрака. И как напоминание, как знак того, что вы пережи.ш что-то необыкновенное, лежит маленький рисунок, который невозможно ни повторить, ни продолжить, а только смотреть. Благодарить и ничего не понимать."

(с) Александр Бурганов


Автор - Masashi Kishimoto

@темы: Цитаты

22:41 

Лекарство, что стоит тысячу монет, растёт у самого плетня
Обувной центр, ряды магазинчиков в два этажа. Подбирать маме туфли помогает женщина лет двадцати семи, невысокая, хрупкая, с угловатой фигурой подростка, уже третью пару примеряют. Я вымотана переходами от стойки к стойке и глаз уже не выхватывает разницу между парами, и потому я бестолково плюхаюсь с сумками на спрятавшийся у входа хозяйский стул, не в силах дойти до примерочной скамейки в центре зала.
Пара не подошла.
Женщина скользит на снятых шлёпанцах к дальней стене витрины, к узкому проходу в маленькую тёмную комнатушку с запасами размеров, двигается рвано и пружинисто, грузно.И я со своего – её - стула вижу, как легко и изящно она взбирается по полкам до нужной, у самого потолка, воздушно взлетев на заваленные коробками три с половиной метра за полторы секунды. «Словно дикая кошка» - помимо воли подумалось мне. Красива и грациозна в своём движении.

@темы: Консервация чувств

22:37 

Лекарство, что стоит тысячу монет, растёт у самого плетня
"Голый лес на косогоре,
Небо в низких облаках.
Иней пишет на заборе
О грядущих холодах.

Сад уснул, а пруд и печку
Обметало тонким льдом.
Растоплю щепою печку,
Вспомню о былом.

То ли дым глаза туманит,
Не даёт смотреть.
То ли прошлое так ранит,
Стоит лишь задеть,

Память горше наказаний,
Обжигает льдом.
Я без тех воспоминаний –
Выстуженный дом."

(В.Н. Тоцкий)


Gintarė Jautakaitė - Gornitsa (По клику открывает новое окно и начинает играть)

Звучит песня "В горнице" (муз. А. Морозова, ст. Н. Рубцова), исполняет Гинтаре Яутакайте

@темы: Стихи, Музыка

10:04 

Лекарство, что стоит тысячу монет, растёт у самого плетня
"Мы вырастаем из вещей,
И вещи в том не виноваты.
То, что любили мы когда-то,
Уносится потоком дней.

Мы вырастаем из идей,
Из книг и из стихотворений,
Из романтических горений
И даже из своих детей.

Ликуя, мучаясь, скорбя,
Судьбу перекроить не можем.
И рвётся собственная кожа –
Мы вырастаем из себя!"


(c) Тамара Григорьева

Kourin Mitsuzou Koubou - Refrain Of Memory
(По клику открывает новое окно и начинает играть. Там же ссылка на скачивание)

@темы: Стихи, Музыка

16:35 

Лекарство, что стоит тысячу монет, растёт у самого плетня
Видела, как маленькие чаята учатся летать. Пока беловато-пепельные, но уже юркие смелые птицы, ещё уступающие в размере взрослой особи. В сером то ли от дыма, то ли от низких, не сформировавшихся туч предсумеречном небе, в хаотических спиралях взрослых сизых чаек они поочередно формировали прямоугольник и треугольник, держались строем, закладывали виражи лишь после примера зрелой «инструкторской» группы, формировавшей курс. Рядом взбалмошно носились старшие родичи, ободряя и поправляя. Чаятки посильнее чётко держали строй, иные путались в направлениях или высоте, но сразу же старались выпрямиться, догнать своих.

И путь небесная чаша в тот день была плоской однотонной простынёй, но этот живой вихрь, водоворот чистой энергии, сотни стрел и бумерангов, быстрых и ловких, по-детски резвящихся в объятиях воздушного моря вдруг как-то сразу помогли осознать, насколько небо обширно и глубоко для маленькой, не могущей оторваться от земли меня и чем же оно так притягательно. Схожими чувствами манит дайверов океан.

И если смотреть не отрываясь, долго, то их слаженная работа и чуткая родительская опека, тепло и крыло в сложную минуту и свобода своих сил, охрана и понимание, когда следует отдать и уступить – это сложная, серьезная работа в большой сильной семье. Это хор для множества голосов.

@темы: Консервация чувств

16:35 

Лекарство, что стоит тысячу монет, растёт у самого плетня
Поздний летний вечер, двухполосная трасса через деревню, небольшая сельская площадь рядом с ней. Днём тут работают библиотека и интернет-кафе, вечером – единственный в округе круглосуточный магазин. Мы мчимся на его огни - наполненные светом прямоугольники распахнутой двери и открытого окна – и, аккуратно припарковавшись на по-вечернему тесной, многомашинной обочине, проходим внутрь, мимо старательно чистящей шёрстку трёхцветной кошки на первой ступени фундамента. Внутри тесно: душный, жаркий, беспощадно опалённый солнцем день согнал в маленькую комнатушку жаждущих приобщиться к питейной прохладе, но по дурости не запасшихся ею заранее. В очереди перед нами - молодой человек, он покупает пиво и сосиски. «Я для кошки Вашей, ничего?» - спрашивает у продавщицы, смеётся глазами, а она кивает чуть видимо, торопится – очередь в магазинчике всё не убывает. Я оставляю отца рассчитываться, и потому успеваю заметить, как кошка с лёгкостью расправляется с третьей частью сосиски, а парень подходит к столпившимся у машины друзьям и легко теряется в их толпе и разговоре. Право же, сложно осознать, хороша ли эта машина, пока не откроешь капот и не увидишь, что внутри.

@темы: Консервация чувств

18:27 

Лекарство, что стоит тысячу монет, растёт у самого плетня
«Всё начинается с молчания. Оно помогает слушать и слышать. Если я буду всё время болтать, то не услышу ни себя, ни других. Есть одна способность, которой в равной степени обладают хорошие люди и хорошие актёры. Это умение слушать. Слушать – вместо того, чтобы действовать» (с) Вигго Мортенсен

Lynnik Alexander - 44 Wagons (Открывает другое окно и начинает играть по клику)

Александр Лынник - "44 вагона"

@темы: Цитаты, Музыка

20:43 

Лекарство, что стоит тысячу монет, растёт у самого плетня
"Не жалею юность,
Не терзаю душу.
Всё уж пережито,
Остаётся - слушать.
Лист, с берёзы павший,
Чародейку – осень,
Журавлей вчерашних,
Ветер что уносит.
Скошенные нивы,
Запах сена пьянит,
На лугах, где летом
В пояс шумят травы.
…И прозрачен воздух,
Бесконечно небо,
Как равнины эти,
Коим края нету…"

(с) А.В. Розанов




@темы: Стихи, Музыка

11:05 

Лекарство, что стоит тысячу монет, растёт у самого плетня
"Не пренебрегайте замечаниями недоброжелателей: они говорят о Ваших пороках наиболее искренне" (с) Наталья Грейс

@темы: Цитаты

Дорога из хлебных крошек

главная